de_la_mitrio

Categories:

Герасимов и "доктрина"

Опубликована моя заметка на тему недавнего программного выступления нашего любимого генерала Герасимова. 

Специально для любимых читателей, полная русская версия:

«Активная оборона» сегодня и завтра

В начале марта 2019 года начальник Генерального штаба Вооружённых Сил РФ генерал армии Валерий Герасимов в ходе общего собрания Академии военных наук выступил с подробным докладом, представив официальный взгляд на особенности текущего этапа развития военной стратегии и соответствующих задачах, стоящих перед военной наукой. Очевидно, опубликованная версия носит адаптированный для широкой публики характер, однако и в таком виде представляет значительный интерес для понимания взглядов выдающегося военачальника и его команды на вооруженное противоборство в настоящем и будущем.

Для начала следует подчеркнуть, что данное выступление известного генерала не стоит воспринимать как «Доктрину Герасимова 2.0» - собственно, и оригинального «документа» с таким названием никогда не было. В целом этот текст представляет собой оценку общемировых тенденций и некоторые примеры из деятельности российских вооруженных сил. 

В стратегическом масштабе очевидный развал соглашений в области контроля над вооружениями (независимо от виновников) ведет к достаточно неприятному, но понятному подходу: «на угрозу отвечать созданием угрозы». О планах обеспечить зеркальный ответ в случае появления американских ракет средней и меньшей дальности у российских границ упоминал и президент Путин, постепенно концепция создания такой «угрозы» приобретает все более четки очертания: гиперзвуковые ракеты на морских носителях у американских берегов. Реализуемость же этой концепции остается под вопросом, поэтому традиционные средства обеспечения стратегической стабильности (в первую очередь межконтинентальные баллистические ракеты, в том числе с аэробаллистическим гиперзвуковым боевым оснащением) сохраняют актуальность и продолжают развиваться. Отдельно выделена и задача по нейтрализации возможных угроз в космическом пространстве.

Весьма свежо прозвучала «Стратегия ограниченных действий» - пожалуй, впервые на таком уровне теоретически обоснованы подходы к операциям на удаленных театрах военных действий в духе сирийской кампании. Помимо вопросов обеспечения непосредственно боевого превосходства «малыми силами» подчеркнуты подходы к постконфликтному урегулированию и гуманитарным операциям. В условиях глобальной турбулентности не исключено, что подобные ограниченные, но высокоэффективные действия для защиты российских интересов могут быть предприняты и в других регионах. 

Противоборство в информационной сфере заслуженно выделено в отдельный раздел доклада, и, надо сказать, не является чем-то уникальным для российской военной науки, да и для мировой также. Это – реальность сегодняшнего дня. Несмотря на очевидные неприятные последствия условной «милитаризации» информационного пространства (никто не любит военных людей на своей «площадке»), в целом здесь могут быть и позитивные последствия. Как правило, в вооруженных силах и в военных исследовательских центрах несколько лучше понимают последствия применения тех или иных систем, независимо от характера их воздействия на вероятного противника.

Все выступление генерала Герасимова пронизано мыслью о необходимости сохранения баланса как в глобальном масштабе, так и в рамках различных направлений военного строительства в России и, в первую очередь, недопущения скатывания в спираль новой гонки вооружений. Подчеркнута прямая связь между национальной экономикой и военной стратегией, да еще и со ссылкой на безусловного классика российской военной мысли А.А.Свечина. Данный подход позволяет надеяться на умеренность при принятии тех или иных решений в военной сфере, что будет способствовать стабилизации международных военно-политических отношений.

Одним из ключевых результатов текущей работы, подчеркнутым генералом Герасимовым, стала система исходных данных для военного планирования на 2021–2025 годы, в соответствии с которой будет обновляться вся система документов по обороне России. Будем здорово, если хотя бы часть их них будет публичной.

Немаловажным в контексте выступления стало и косвенное упоминание подходов к строительству военно-воздушных сил будущего, озвученных американским генералом Голдфейном на площадке института Брукингса. Российские СМИ несколько исказили нарисованную американским военачальником картину проникновения за линии обороны противника и использование слабых мест, посчитав таковыми возможное наличие «пятой колонны», о чем упомянул и генерал Герасимов. Однако в целом заявления о возможности скрытного появления истребителей условного противника непосредственно над территорией России в первую очередь способствуют паранойе и могут вызвать чрезмерную реакцию, тем самым нанося потенциальный ущерб в том числе и американской безопасности. 

Вообще говоря, восприятие иностранных военных стратегий отечественным военным истеблишментом представляет собой тему для отдельного исследования. Отметим лишь, что в данной ситуации мы видим эффект, напоминающий «тест Роршаха», то есть угрозы американских генералов генералы русские видят в соответствии с собственным представлением о слабых местах – очевидно, внутриполитическая ситуация видится одним из таковых. Причем – в глобальном масштабе, в любом государстве.

В заключении отметим, что буквально через несколько дней после «стратегической» речи генерал Герасимов встретился со своим американским визави – генералом Данфордом. Возможно, с глазу на глаз они смогли уточнить особенности концептуальных подходов к национальной обороне в России и в США.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.