April 25th, 2016

miao

еще идеологическое

Вопрос: На заре политической карьеры В.В.Жириновского одним из тезисов его программы был «Я буду защищать русских». Как Вы считаете, уместно ли сейчас это высказывание в нашей многонациональной державе?

С.В.Лавров: Я думаю, что да. Этот тезис, как и термин «Русский мир», ничего общего не имеет с национализмом, он является частью нашей внешнеполитической доктрины защиты соотечественников, продвижения идеалов и ценности «Русского мира» и отражает нашу многонациональную культуру. У нас общий язык, который нас всех объединяет – русский язык, все наши граждане этим языком владеют. Русская культура по определению является многонациональной: М.Ю.Лермонтов со шведскими корнями* и А.С.Пушкин с африканскими корнями были более русскими, чем многие «чистокровки». Поэтому говоря о «русскости», прежде всего, мы имеем в виду нашу общую культуру и, конечно же, признаем роль русского народа в формировании этой культуры, в создании условий для того, чтобы эта страна была такой, какая она есть, в сохранении традиций и того наследия, которое наши предки завоевали и в конечном итоге сформировали «Русский мир», его культуру и язык. Кстати, говоря опять же о «русскости», такие авторы-классики, как Б.Ш.Окуджава и Ф.А.Искандер, владели русским языком как писатели и поэты гораздо филиграннее, чем многие поэты-середнячки. Так что тут можно говорить о «русскости» как о культурном коде всего нашего народа, о том, что он вобрал в себя традиции, культуру, ритуалы, кулинарные пристрастия всех наших национальностей. Как можно представить себе русскую кухню без борща, на который претендуют украинцы, белорусы и сибиряки? А те же самые пельмени, шашлык? Это все советское, грузинское, русское, армянское, азербайджанское. Так что мне этот тезис кажется абсолютно понятным для всех, кто по-настоящему знает, что такое для них Россия.



*надеюсь, это опечатка
Hasse

"хорошая идея не умирает – она возрождается, когда для нее созревают политические условия"(с)


Как-то упустил, что План "Бойсто" (1, 2) медленно, но верно реализуется:

Как убедительно показала история последних двух лет, для надежного прекращения войны на юго-востоке Украины в качестве первого, но необходимого условия реализации Минских соглашений нужна полномасштабная миротворческая операция по мандату Совбеза ООН с привлечением воинских контингентов стран ОБСЕ, оснащенных бронетехникой, артиллерией, вертолетами и беспилотниками, – как было в операции 1999 года в Косове. Но с двумя существенными отличиями.
Во-первых, эта операция не может проводиться под командованием НАТО или Евросоюза, а только под руководством специального штаба СБ ООН или ОБСЕ. Во-вторых, многосторонний контингент должен не оккупировать территорию Донецкой и Луганской республик, а встать в коридоре между двумя линиями прекращения огня, образованными перемириями Минска-1 и Минска-2 (от которых и должны отводиться тяжелые вооружения сторон конфликта).
В составе миротворческого контингента обязательно должны быть российские батальоны, иначе Донецк и Луганск не согласятся на операцию, памятуя, как миротворцы НАТО не предотвратили антисербских погромов в Косове. При таком условии вся граница между двумя этими районами и Россией может быть поставлена под наблюдение инспекторов ОБСЕ – до передачи ее украинским пограничникам после выполнения политических положений Минска-2. Эту границу будут на законных основаниях пересекать грузы и люди, обеспечивающие российских миротворцев. Тогда можно будет начать процесс взаимного снятия связанных с вооруженным конфликтом экономических санкций России и Запада.
Нелишне напомнить, что эта идея возникла не только что. Осенью 2014 года группа российских и американских специалистов обсуждали эту тему в узком кругу на одном финском острове. По итогам дискуссии российские представители обнародовали упомянутую концепцию в прессе, но в тот момент она была отвергнута как Украиной, так и Западом, да и в России не встретила поддержки. Однако, как видно, хорошая идея не умирает – она возрождается, когда для нее созревают политические условия.